Уничтожение российскими захватчиками рыбного хозяйства Крыма

Тотальный упадок, принесенный Россией в оккупированный Крым, коснулся всех сфер народного хозяйства. Удивительное умение уничтожать все, что удалось наработать за долгие годы, стало визитной карточкой «русского мира». Не обошло это бедствие и рыбное хозяйство Крыма, которое до 2014 года было перспективной отраслью и приносило значительные прибыли в бюджет полуострова. До покушения на аннексию ученые фиксировали в крымских водах 114 видов рыб из 193, проживающих в Черном море. Также согласно существующим данным, до оккупации в Крыму работали более 600 рыболовных судов, 89 частных и 12 государственных предприятий отрасли [1]. Эта сфера экономики охранялась государством и местными экологами и была защищена специальными программами, предусматривавшими восстановление ресурсов. В качестве примера следует привести Государственную целевую экономическую программу развития рыбного хозяйства на 2012-2016 годы [2].

На сегодня в Украине, как и в каждом цивилизованном государстве также соответствующая Стратегия развития рыбного хозяйства на период до 2023 года. Однако, к сожалению государство не может реально повлиять на ситуацию с рыбным хозяйством на временно оккупированной полуострове, которая сегодня близка к катастрофической в силу контроля за ней со стороны России. Определить масштаб этой катастрофы и ее значение для Украины попытается кандидат юридических наук, доцент Виктор Филатов.

Сразу же после попытки аннексии государство-оккупант начало действовать уже проверенными методами – максимально выжимать все возможное из оккупированных территорий. Рыбное хозяйство стало одной из первых отраслей, которая прочувствовала такие методы на себе. До 2014 года статистика вылова рыбы в Черноморском бассейне была достаточно стабильной. Ежегодно вылавливали около 30 000 тонн рыбы. С 2014 до 2017 года эта цифра увеличилась до 90 000 тонн. На сегодняшний день более свежей статистики нет в открытом доступе, но темпы могут свидетельствовать только об увеличении объемов вылова рыбы. По сути это варварство, поскольку такие объемы угрожают уничтожением популяции отдельных видов рыб.

Так действуют лишь захватчики, которые вообще не заинтересованы в том, чтобы эта отрасль хозяйства развивалась и приносила стабильный доход. На самом деле такая политика является признанной для России, о чем свидетельствуют многочисленные высказывания чиновников и ученых государства-агрессора. В частности, в 2018 году президент Академии наук РФ Александр Сергеев заявил, что «мы стали владельцами таких богатств, которые добываются и добываются» [3]. Данная фраза указывает на полную некомпетентность и потребительское отношение России к Крыму. Для Украины и жителей временно оккупированного полуострова это реальная угроза стратегического значения, которая в будущем может иметь необратимые последствия для экосистемы полуострова.

Следует отметить, что увеличение объемов вылова рыбы привело к росту количества субъектов хозяйствования, которые получили за годы оккупации соответствующие «разрешения». Причем аналитические исследования показывают, что рост количества предпринимателей произошел не за счет крымчан, а за счет российских компаний, получивших «разрешения» от «органов власти РФ» [3]. То есть, мы убеждаемся в том, что Россия не заинтересована в развитии экономики полуострова и в повышении уровня занятости местного населения. Для государства-агрессора гораздо важнее удовлетворить интересы собственных олигархов, которые финансируют действующий политический режим. Например, среди тех, кто получил «разрешение» на вылов рыбы можно увидеть ООО «Крым-ресурс» основанное в январе 2015 года ООО «Мангуст» из российского города Курган, а учредителями ООО «Большой Крым» в июля 2015 года стали двое жителей Чечни. Это дополнительное свидетельство политики Кремля, обслуживающей интересы отдельных кланов.

Вылов рыбы такими субъектами происходит с грубыми техническими нарушениями, постоянно фиксируют украинские специалисты. Так, по данным мониторинговой группы «Института Черноморских стратегических исследований», промышленный лов рыбы у побережья оккупированного Крыма в Черном и Азовском морях ведется путем массового прибрежного траления группами сейнеров до 10 судов одновременно.

Эти сейнеры идут уступом друг к другу на расстоянии нескольких сотен метров, и фактически выполняют сплошную зачистку крымского побережья от Керчи до Евпатории (придонное траления активными разноглубинная тралами), начиная с 100-200 метров от берега [4]. В государствах, заботящихся о сохранении и воспроизведения морских ресурсов такие способы вылова рыбы просто запрещены, а властью установлены строгие финансово-экономические санкции для рыболовных компаний. Однако, для государства-агрессора это практически обычная практика, апробированная на многих захваченных ею территориях.

Для Украины такое варварство имеет очень значимые негативные экономические последствия, ведь после 2014 года государству пришлось сократить объем выловленной рыбы и морепродуктов в Азово-Черноморском бассейне с 220 тысяч до 90 тысяч тонн в год. Это повлияло на объемы импорта, который увеличился до 300 тысяч тонн в год. Такая ситуация для государства имеет два основных негативных аспекта. Во-первых, уменьшилось количество предпринимателей, работавших в области рыбного хозяйства, а это потеря налогов и рабочих мест. На сегодня отрасль по сути находится в состоянии кризиса.

Во-вторых, импорт приводит к уменьшению количества потребления рыбы. В настоящее время этот показатель составляет 9-14 килограммов в год. Хотя по данным ВОЗ этот показатель должен составлять не менее 20 килограммов [5]. Теперь очевидно, что оккупация Крыма стала трагедией не только для местного населения, но и для всей Украины, поскольку в государстве все показатели взаимосвязаны, и проблемы в одной отрасли народного хозяйства мгновенно находят свое отражение в другой сфере.

До 2014 года украинская власть активно решала проблемы системного загрязнения моря промышленными выбросами год; уменьшения объемов поступления пресной воды в Черное море; появления, в силу изменения погодных условий, колоний новой морской фауны, угрожающих балансу всей экосистемы Черного моря; уменьшения рыбных запасов, в том числе ценных и уникальных пород рыб. Однако после начала оккупации решение этих проблем стало невозможным. Россию они вообще не интересуют, поскольку с 2014 года она занимается исключительно милитаризацией и колонизацией полуострова, что загрязняет крымское побережье, и особенно это касается восстановления объектов хранения ядерного оружия. Отметим, что оккупанты имеют достаточно специфическую черту: создавать риски для Черного моря даже там, где их не должно быть. Например, украинские специалисты говорят о значительном вреде крымскому побережью в результате строительства моста через Керченский пролив, а также трассы «Таврида» [6].

Скорее всего, государство-агрессор не планирует в будущем нести ответственность за загрязнение Черного моря и за уничтожение этой отрасли народного хозяйства. Необходимо упомянуть и о некоторых других факторах, которые косвенно влияют на рыбное хозяйство в оккупированном Крыму. Прежде всего это касается: системного проведения военных учений с нарушением норм природоохранного законодательства; ослабления охраны территории и побережья в результате применения несовершенного российского законодательства; неконтролируемой застройки крымского побережья инфраструктурными объектами [7].

При таких условиях не нужно ждать долго. Россия просто уничтожит всю экосистему полуострова за ближайшие годы. Для того чтобы минимизировать риски Украины пытается использовать все возможные правовые средства, исходя из безусловной территориальной целостности. Так, в начале текущего года вступили в силу лимиты и прогнозы на вылов биоресурсов в водоемах Украины на 2021 [8]. Конечно, эти лимиты гораздо меньше реальных объемов неподконтрольного Украины вылова во временно оккупированном Крыму. Но государство должно использовать доступные средства влияния на ситуацию, которые получат международную поддержку.

При этом Россия в привычной для себя манере пытается создать иллюзию развития отрасли. Недавно было заявлено о «государственной поддержке отрасли рыбного хазяйства», которую в 2021 году получат 10 субъектов. По мнению оккупационной «власти» это позволит продолжить наращивание объемов добычи морских биоресурсов и их переработки, а также будет способствовать модернизации основных фондов компаний [9]. То есть, о том, чтобы восстанавливать ресурсы, использовать их рационально вообще не идет. Для Украины это еще один повод задуматься над ускорением темпов деоккупации Крыму.

Последствия упадка рыбного хозяйства уже сейчас испытывает на себе местное население. Крымчане говорят о том, что разведения рыбы почти не осуществляется. В это же время ощущается дефицит рыбы на прилавках крымских рынков и магазинов. Съездить на рыбалку теперь также почти не возможно потому, что большинство водоемов используются на платной основе, а доступ к остальным – для местного населения закрыт.

К тому же почти вся выловленная рыба реализуется не в полуострове, а вывозится в Россию. В оккупированном Крыму чаще встречается рыба, привезенная из Кубани. Вследствие высоких цен на транспортировку и она почти недоступна для местного населения [10]. Поэтому в условиях оккупации показатель потребления крымчанами рыбы стремительно уменьшился, что непременно скажется на их здоровье. Это становится массовым лишением крымчан их фундаментальных прав человека, включая право на развитие, что происходит по политической воле Кремля. Сегодня Украина должна противостоять этому на уровне международно-правовых инстанций.

Отдельной проблемой рыбного хозяйства оккупированного Крыма стал доступ обычных граждан к морским природным ресурсам. Речь идет о крымских рыбаках, которые ежегодно в октябре-ноябре получали неплохие доходы от продажи рыбы. Сегодня они несут убытки, поскольку почти потеряли рынки сбыта. До попытки аннексии 90 % выловленной рыбы поставлялись на материковую часть Украины, а остальное покупали украинские и иностранные туристы. В настоящее время эти рынки недоступны, а для внутреннего потребления такие значительные объемы не нужны. Отметим, что российский рынок не слишком рад крымским товарам. В частности, чиновники от Кремля отмечают, что поставки крымской продукции могут привести к затовариванию рынка, что приведет к снижению вылова собственно российскими компаниями, которые будут нести убытки [11]. То есть получается, что государство-агрессор переживает лишь о собственных предпринимателях, а крымские рыбаки их вообще не интересуют. Вот такая «любовь по-русски»: везде говорить о «ценности Крыма для России», и параллельно приводить его в полный упадок.

Дополнительным подтверждением этого является то, что несмотря на отсутствие надлежащего рынка сбыта рыбы во временно оккупированном Крыму, Россия разрешила собственным предпринимателям заполнить крымские рынки рыбой из Новороссийска и Кубани. В частности, российский рыбопромышленник Юрий Атанов, который лоббирует недопущения крымской рыбы в Россию, сам наладил поставки продукции на полуостров. Пророссийские марионетки в Крыму придали этому предпринимателю все необходимые «разрешения», и теперь крымские рыбаки вообще оказались в сложной ситуации и вынуждены существенно снизить объемы вылова [12].

К этому следует добавить проблему бюрократии, которая возведена российскими «властями» до самого высокого уровня. Так, для получения «разрешительных документов российского образца», для заказа новой упаковки и для перехода к «новым санитарным стандартам» нужно колоссальное время, что в период вылова хамсы просто не допустимо. Вследствие бюрократии происходит искусственное затягивание времени, и многие рыболовы просто вынуждены уходить из бизнеса. Кроме этого, крымские рыболовные компании лишены субсидий, которые российские «власти» предоставляет субъектам предпринимательской деятельности, представляющим отрасль рыбного хозяйства. Такая ситуация делает невозможным любую конкуренцию [13].

Конечно же, в таких условиях во временно оккупированном Крыму активизировались браконьеры, которые составляют значительную проблему для рыбного хозяйства полуострова. Они работают «под крышей» крымских «чиновников», которые покрывают все их правонарушения. Эта проблема уже настолько острая, что о ней говорят даже местные подконтрольные захватчикам медиа. Так, в этом году выявлено группу браконьеров, у которых изъято более тонны рыбы. Они использовали запрещенные средства лова рыбы, не имея при этом никаких разрешительных документов [14].

В 2019 году российскими «пограничниками» были также задержаны лица, незаконно ловившие на Арабатской стрелке пиленгас, используя незаконные орудия лова рыбы [15]. На самом деле, это только те браконьеры, которые скорее все не поделились со своими «кураторами». Львиная доля их «коллег» спокойно выходит в море из Крыма ежедневно, и о них вы не услышите ни в каком выпуске новостей. Наряду с этим российские «власти» пытается создать иллюзию, что все нарушители рыболовства прибывают на Черное, Азовское моря и Сиваш с материковой Украиной. Все помнят задержание в апреле этого года в Крыму украинского рыболовного судна, которое имело все разрешительные документы и находилось в пределах морских вод Украины, признанных всем миром [16].

Развитию браконьерства способствует тотальная коррупция оккупационной «власти», которая не обошла и рыбное хозяйство. На этой проблеме стоит остановиться отдельно. Подчеркнем, что сразу же после покушения на аннексию полуострова, крымские «чиновники» установили плату за вылов рыбы в Черном море. К тому времени сумма была эквивалентна двум тысячам гривен. Крымские рыбаки начали жаловаться украинским властям, но после окончательного установления Россией контроля над полуостровом, такие жалобы потеряли эффективность [17]. В дальнейшем коррупция стала нормой жизни для представителей рыбного хозяйства полуострова. Более свежим примером такой коррупции стали события этого года, когда крымские рыбаки угрожали перекрыть трассу для того, чтобы «власти РФ обратили внимание на их проблемы».

Речь идет об «установлении квот» на вылов рыбы. По словам представителей отрасли, соответствующие «разрешения» выдают исключительно за взятки «своим» людям в Ростове. Крымские рыбаки имеют достоверную информацию, что имеется негласное распоряжение выдавать такие «разрешения» на ловлю в Крыму только российским компаниям, а крымчанам не выдавать. В настоящее время «власть» временно оккупированного полуострова не отреагировала на обращение крымчан [18], ограничиваясь громкими заявлениями [19]. По сути происходит системное и целенаправленное уничтожение отрасли, которая была очень прибыльной и позволяла местному населению неплохо жить и платить государству налоги.

По мнению многих аналитиков, состояние рыбной отрасли является прямым доказательством того, что рыбное хозяйство стало частью политики РФ, которую она реализует как в отношениях с материковой Украиной, так и в отношении к оккупированного полуострова. Исследуемая нами отрасль хозяйства позволяет крымчанам хоть как-то себя прокормить, но государство-агрессор делает все возможное, чтобы и эта отрасль стала убыточной и полностью исчезла [20]. Это еще раз доказывает тезис о том, что Крым нужен России только как военная база, имеет геополитическое значение для Кремля. На политическую природу проблемы указывают и вопросы водоснабжения Крыма.

С момента перекрытия Северокрымского канала российские «власти» постоянно обвиняет Украину в проблемах рыбного хозяйства полуострова. Действительно, отдельные хозяйства переориентируют свою деятельность, а некоторые вообще вышли из бизнеса. Однако, Кремль почему-то не говорит о том, что оккупационная «власть» не предусмотрела никаких компенсаций для представителей рыбной отрасли Крыма, и наоборот стала заваливать рынки рыбой из регионов самой России [21]. Это подтверждает, что оккупанты и не собирались ничего делать для местного населения.

Подводя итоги, отметим, что ситуация, сложившася в отрасли рыбного хозяйства оккупированного Крыма, стала почти катастрофической. По сути отрасль находится на грани полного исчезновения, и Украина, к сожалению, очень ограничена в формах воздействия на оккупационную «власть». Уничтожение отрасли грозит экономическими последствиями, которые уже сегодня ощущают на себе крымские рыбаки. Не зря многие из них уже выражают намерения поехать работать в Африку, где они по крайней мере смогут получать достойную заработную плату за свою работу.

Ученые говорят о том, что Крым постепенно теряет статус аграрного полуострова и уничтожение рыбного хозяйства является лишь частью глобальной проблемы. Сложность ситуации заключается в том, что при деоккупации Крыма, будет почти невозможно восстановить эту отрасль, поскольку воспроизведения морских ресурсов – это дело не одного десятилетия. В сочетании с экологическими проблемами Черного моря, решением которых Кремль не занимается, восстановление рыбного хозяйства вообще становится призрачной идеей. Политика России здесь понятна: она пытается максимально использовать пока все ресурсы, и оставить после себя разрушенную отрасль. Поэтому сегодня для Украины приоритетным вопросом становится выработка стратегии препятствования такому варварскому хозяйствованию для сохранения популяции рыбы для следующих поколений.

Источник: https://arc.construction/18911?lang=ru

от gaslo

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *